В УК РФ увеличат крупный и особо крупный размер ущерба

«Увеличение порогов ущерба – долгожданное решение. С учетом инфляции, валютных колебаний нынешние полтора миллиона рублей никак не могут считаться «крупным размером», эти значения давно пора было бы поднять, может быть, даже еще выше, чем предлагается в поправках. Но это уже шаг навстречу здравому смыслу», – считает заместитель руководителя Московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ» Сергей Селивёрстов.

Напомним, что готов проект поправок к Уголовному кодексу, подготовленный в Кремле по предложениям рабочей группы по защите интересов бизнеса во главе с руководителем администрации президента Сергеем Ивановым.

По информации «Ведомостей», законопроектом за преднамеренное неисполнение договорных обязательств, причинившее ущерб в особо крупном размере – 10 млн руб. и более, предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет. Предлагается также ужесточить наказание за остальные виды мошенничества — с 4 до 5 или 6 лет в случае причинения соответственно значительного и крупного ущерба. Законопроект предусматривает также увеличение составов экономических преступлений, по которым предприниматели могут быть освобождены от уголовного преследования при условии полного возмещения ущерба и уплаты штрафов. Количество составов преступлений, попадающих в эту категорию, предлагается увеличить на семь.

По законопроекту, прекращению преследования еще по шести статьям не будут препятствовать дополнительные квалифицирующие признаки. Кратность штрафов, уплачиваемых подпадающими под действие этой статьи лицами в федеральный бюджет, снизится с пяти до двух размеров причиненного ущерба.

Кроме того, предлагается увеличить пороговые значения причиненного ущерба. По умолчанию крупным предлагается считать ущерб от 2,25 млн руб. (вместо нынешних 1,5 млн), особо крупным — от 9 млн руб. (сейчас — 6 млн), но для многих статей устанавливается собственный порог оценки.

FP6A2163 Заместитель руководителя Московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ» Сергей Селивёрстов:

– С точки зрения государства, наверное, выгоднее, чтобы осужденный по статье о мошенничестве погасил нанесенный государству ущерб, а также выплатил штраф, чем содержать его в тюрьме на деньги налогоплательщиков. А когда речь идет о следствии – тем более заключать обвиняемого под стражу вредно, пока он за решеткой. Его бизнес разрушается, ведь часто возможность лишения свободы на этапе следствия становится рычагом недобросовестной конкуренции. Как много примеров, когда уголовные дела в отношении предпринимателей разваливались, не доходя до суда, но и бизнес тоже разрушался – именно из-за отсутствия собственника у руля. Именно поэтому мы выступаем за то, чтобы на этапе следствия в отношении предпринимателей применяли такую меру пресечения как домашний арест, подписка о невыезде или залог.

«Один из существенных моментов, который, к сожалению, не удалось обнаружить в проекте, – это специальная отдельная статья о мошенничестве в сфере предпринимательства. Мы столкнулись с расширенной редакцией уже существующей статьи, с неким компромиссным вариантом», — отметил в свою очередь в интервью «Национальной службе новостей» председатель Комитета по экономике Московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ» Алексей Каневский.

По его словам, для предпринимательского сообщества было бы лучше, если бы мошенничество в этой среде разбиралось по отдельной статье. Эксперт подчеркнул, что в законодательных кругах относительно именно этой нормы долго велась полемика, однако добиться желанного для предпринимателей результата не удалось.

Однако, как отметил Каневский, вместо этого существующая статья «Мошенничество» была дополнена порогами, классифицирующими преступления именно в сфере экономики. Они обозначаются размерами денежных средств. Согласно данным СМИ, преднамеренное неисполнение обязательство по договору, которое повлекло ущерб в размере более 10 млн рублей, будет наказываться лишением свободы сроком до 10 лет.

«Этого предприниматели добивались, и в конечном итоге им это удалось – в проекте обновленного Уголовного кодекса эти пороги отражены», — подчеркнул представитель московской «ОПОРЫ РОССИИ».

Также он отметил, что в целом в проекте «наблюдаются положительные подвижки», однако окончательное мнение о нём можно будет составить только после того, как он будет принят.