«Система запущена, а толку мало»

Протесты дальнобойщиков сработали. С 1 марта тарифы на "Платон" не повысили, а ведь планировали. Кабинет министров заморозил на год с лишним индексацию тарифа на размер инфляции, а перевозчикам предоставили возможность компенсировать свои затраты на "Платон", уменьшив на эту сумму транспортный налог с 1 апреля. В итоге: из запланированных к получению 40 млрд бюджет не досчитается 24,8 млрд рублей. А ведь еще надо расплатиться с компанией-концессионером «Платона» – 10,6 млрд рублей. Не трудно догадаться, что оставшиеся дорожным фондам деньги вряд ли позволят осуществить задуманные проекты. Значит, государство будет изыскивать недостающее из другого источника. Из какого? Разобраться в ситуации "Огонек" попытался, обратившись к осведомленному эксперту – председателю Комитета по транспорту московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ» Игорю Ребельскому.

В последних числах февраля правительство передумало повышать плату для грузовиков массой 12 тонн, которая взимается с помощью системы "Платон". На ваш взгляд, почему?

— Думаю, что прежде всего сыграл свою роль социальный протест. Столь яркая негативная реакция на запуск самого «Платона» и на предстоящее повышение тарифа, явленная еще в прошлом году водителями большегрузов, объяснима и понятна: на дворе кризис, нагрузка на бизнес всех типов и мастей только возрастает, вот люди и потеряли терпение...

А кому вообще страна обязана системой "Платон"?

— Подобные платежи — с большегрузов — не российское ноу-хау. Идея ввести их в России зародилась еще в 2010-2011 годах, но по разным причинам ее создание и введение откладывалось. За рубежом аналоги "Платона" работают и работают исправно, так что, глядя на их опыт, и российские власти решили, что и нам пора обзавестись своей системой. Мотив был очевиден: нужны средства на ремонт, строительство и реконструкцию дорог и дорожных сооружений. Кто не хочет ездить по хорошим дорогам, пользоваться качественными развязками и сервисом? Беда в том, что выбрали плохой момент для введения новой системы. Кризис — не лучшее для того время, когда люди бизнеса и так затянули пояса. Правительству явно следовало бы подождать год-другой. Но они не удержались... Что ж, зато сейчас пытаются исправить ситуацию: со следующего квартала грузоперевозчики смогут вычитать из суммы транспортного налога средства, потраченные на платежи в «Платон». Выходит, некая компенсация за введение нового побора есть. С другой стороны, государство с 1 апреля повышает акцизы на топливо и, по всем оценкам, цена на топливо вырастет (в среднем — на 6-7 процентов). Получается, одна рука дает, другая отбирает.

Руки разные, но и карманы тоже деньги ведь при этом возьмут не с грузовиков, а со всех автовладельцев?

— Получается, что со всех. Ведь топливо покупают не только для грузовиков, но и для легковых автомобилей. Надо иметь в виду: официальный прогноз роста цены на топливо это, как говорится, в среднем по больнице. На деле же его стоимость может подпрыгнуть и выше этой отметки. Уже в прошлом году из-за налогового маневра цены на топливо выросли в среднем на 10 процентов. Вообще дорожная арифметика — занятная вещь.

Хорошо, давайте про арифметику. Что дает казне "Платон"?

— Если взять калькулятор и подсчитать, выходит, что накануне запуска системы от работы «Платона» первоначально ждали прибавления в дорожные фонды порядка 50-60 млрд рублей. Но когда тариф снизили, изменился и расчет на доходы. В начале декабря 2015 года вице-премьер Аркадий Дворкович называл 40 млрд рублей в качестве планов по сбору средств от работы «Платона» в нынешнем 2016-м. Цифра была рассчитана исходя из тарифа свыше 3 рублей за километр. То есть учитывалось намеченное на 1 марта повышение тарифа. Сейчас, когда увеличение тарифа отложено в долгий ящик – до ноября, если верить тому же Дворковичу, с имеющимся тарифом 1,53 рубля за километр дорожные фонды потеряют порядка 16-17 млрд рублей. Несложный арифметический подсчет – и мы получаем сумму дохода «всего» свыше 20 млрд рублей. Но от нее следует отнять тот самый налоговый вычет, о котором шла речь выше, а это порядка восьми с лишним миллиардов рублей, которые могли бы прийти дополнительно, но их дорожные фонды не увидят. При этом работа самого «Платона» обходится бюджету в 10,6 млрд рублей. Выходит, что дорожный фонд останется с доходом куда как меньше 10 млрд рублей от внедрения новой системы. Это не те деньги, о которых мечталось. Можно сказать, что «Платон» вообще не приносит сегодня тех миллиардов, которые необходимы для ремонта и строительства дорог. Получается, что система запущена, а толку мало.

Получается другое: по сути, в кризис создали гарантированную бюджетом кормушку для операторов системы, которая поступлениями в казну от ее работы не окупается. Так, может, упразднить «Платон»?

— Что сделали, то сделали. Дальше надо смотреть, как это будет сказываться на бизнесе, а власти быть в тесном контакте с бизнес-сообществом, чтобы своевременно регулировать возникающие проблемы, такие, например, как увеличение цен: «Платон» может из-за удорожания итоговой стоимости перевозимых грузов способствовать росту инфляции на 1,5 процента. Нужно искать компромиссы в текущей ситуации. Если мы берем грузовой автотранспорт, то большая часть владельцев – индивидуальные предприниматели (80 процентов – ИП и малый бизнес). Этот локомотив экономики надо поддерживать, чтобы его ускорение приводило к росту экономики в целом.

Ходили слухи, что власть хочет запретить регистрацию автобусов и грузовиков на физлиц. Что-то не похоже на разгон «локомотива»...

— Пока эти разговоры затихли. Мера, что и говорить, жесткая, нужно взвесить все за и против, и последствия таких решений могут быть непредсказуемы. Я понимаю, что власть хотела сократить число аварий и лучше контролировать сегмент, но получится ли? Не окажутся ли последствия таких ограничений более затратными, чем от «плохого» контроля в этой сфере сегодня?

Выходит, что мы обречены на выбор между плохим и очень плохим...

— Вряд ли правительство России откажется от «Платона». Идея, как я уже говорил, соответствует и западной практике, и целесообразна, но при соблюдении ряда условий. Через пару-тройку лет можно и вернуться к разговору о повышении тарифов в системе «Платон». Если к тому времени, конечно, экономическая ситуация в стране наладится. Но одновременно следовало бы провести проверку всех приходящихся на владельцев грузовиков платежей, и сделать так, чтобы такого рода нагрузка на них была бы посильной, а поборы не дублировали друг друга. Это с одной стороны. С другой – формат работы с оператором «Платона» также стоило бы пересмотреть: плата за систему 10,6 млрд рублей, на мой взгляд, выглядит уже очень дорогой. Можно было бы и тут взять калькулятор в руки.

Источник: журнал «Огонек»