На тунеядство предложили ввести налог

Минтруд обсуждает возможность введения налога для трудоспособных лиц, официально не работающих, по аналогии с Белоруссией, где подобная мера обязывает неработающих граждан трудоспособного возраста платить в бюджет 280 долларов в год. Однако позднее ведомство РФ собственное предложение опровергло. Эксперты Московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ» высказались «за» и «против» введения налога на тунеядцев в России.

Станислав Супрунов, руководитель Комитета по городскому хозяйству и экономической политике московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ» в интервью газете Metro:

– Идея данного налога представляется не вполне соответствующей нынешней экономической ситуации. Действительно, достаточно большой процент трудоспособных жителей России не платят налогов, так как не заявляют ни в какой форме о том, где и кем они работают. Однако совершенно ясно, что в нашей стране работают все, так как в нынешних экономических условиях России, при высоких ценах на товары и услуги, тунеядцу выжить невозможно. В идею данного налога заложен именно фискальный, а не социальный аспект.

– Однако, и с этой точки зрения, единый налог на лиц, не заявляющих о своей работе, представляется не вполне удачным решением, если речь идет о повышении таким образом сумм собираемых в стране налоговых платежей. Во-первых, невозможно высчитать реальную сумму такого налога – ведь и скрытый владелец торговой сети, и безработный дворник, потерявший работу из-за проблем со здоровьем, в этом случае заплатят одну и ту же, не очень высокую сумму штрафа. Во-вторых, гораздо эффективнее для собираемости налогов с частных лиц не усиление фискальных мер, а создание для людей условий, стимулирующих их открывать свои доходы. Например, введение системы ограничений государственного стимулирования деятельности лиц, не заявляющих о своей работе. Такие люди, если, конечно, они не являются инвалидами, должны не просто отчитываться о своих, условно «крупных» покупках, но и платить с них высокий налог. Таких людей можно было бы привлекать на общественные работы, к которым сейчас привлекаются мигранты – а уже в случае отказа от общественных работ, человек мог бы быть подвергнут административному взысканию. Третий путь решения проблемы – стимулирование государством развития реального МСБ в регионах, но не способом «пожелания», а посредством создания государственных рабочих программ определения конкретных типов МСБ, в которых нуждается тот или иной регион.

– «Налог с тунеядцев» выглядит в современных условиях скорее, как пиар-ход, показывающий активность инициировавших его структур. Однако реальную пользу и результат приносят только рабочие программы прямого конкретного стимулирования тех или иных процессов.

Юрий Савелов, член Совета Московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ»:

– Налог на тунеядство – это возможность узнать, почему человек не работает. На какие средства он тогда живет? При этом налоги эта часть населения не платит, перекладывая дополнительную нагрузку на плечи общества. В прошлом году ВЦИОМ спросил у россиян о необходимости введения закона о тунеядстве, и мнения разделились почти поровну: 45% высказались «за», и это справедливо. Государство должно контролировать этих неработающих людей, их не так много, чтобы вернуть их в общество, сформировать социальную ответственность, как это было в СССР. Если человек не работает в 30 лет, при этом летает на отдых за границу, чем он занимается? Откуда его доход? Значит, он уклоняется от налогов, при этом пользуется всеми государственными благами. Почему тогда не встает на биржу труда? На мой взгляд, нужно уже закончить эти трехлетние рассуждения и провести эксперимент в нескольких регионах РФ, чтобы реально понимать применим ли данный способ за счет налога на тунеядство для вывода народа из тени, или нет.