Эксперты: усиление ответственности за отъем бизнеса силовиками вряд ли приведет к результату

Президент России Владимир Путин внес​ в Госдуму законопроект об ужесточении ответственности правоохранительных органов за необоснованное уголовное преследование предпринимателей. В случае если правоохранитель в корыстных интересах возбудит дело против предпринимателя, ему, возможно, будет грозить от 5 до 10 лет заключения.

Предлагается внести поправки в ст. 299 Уголовного кодекса России (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела) – увеличить срок лишения свободы с пяти до семи лет, а если это привело к крупному ущербу или «иным тяжким последствиям» – от пяти до 10 лет. В документе указано, что крупный ущерб – это не менее 1,5 млн руб.

При этом также в законопроекте предлагается дополнить статью новым составом преступления – незаконное возбуждение дела, если это деяние совершено в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности либо из корыстной или иной личной заинтересованности, повлекшее прекращение предпринимательской деятельности либо причинение крупного ущерба. Предлагается наказывать лишением свободы на срок от пяти до 10 лет.

Будет ли работать этот закон? На этот вопрос Business FM ответили эксперты Московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ».

Несветов Д Дмитрий Несветов, член Совета Московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ»:

«Проблема, безусловно, есть. Очень часто используют уголовные преследования по предпринимательским статьям, по экономическим так называемым статьям. Часто не в интересах правоохранения, как мы прекрасно все понимаем. Это либо результат недобросовестной конкуренции, либо просто прямые коррупционные действия. Не более того. И способов обуздать эти проявления, к сожалению, пока власти, найти не могут. Усиление ответственности по этим статьям вряд ли приведет к результату, потому что, выражаясь таким правовым языком, эти статьи спящие. То есть чрезвычайно редко возбуждаются дела по статьям противодействия законам предпринимательства, законам хозяйственной деятельности и так далее. Вопрос – не в том, насколько велика ответственность по правонарушениям в соответствии с этими статьями, которые очень редко применяются, вопрос – собственно, к самой правоприменительной практике. Нет стимула у правоохранительных органов для того, чтобы применять эти статьи, для того чтобы всерьез расследовать дела, связанные с незаконным преследованием экономических субъектов, тем более, если мотивы этого преследования не имеют никакого отношения к правоохранению. Поэтому да, конечно, эта инициатива формально работает на попытки этот беспредел завести в рамки, хоть в какие-то берега, но эффективность будет невысокой до тех пор, пока власть не изменит принципиально отношение к правоприменению по преследованию людей по экономическим статьям. До этого момента, я боюсь, ничего не произойдет».

Савелов Юрий Савелов, руководитель Комитета по госзакупкам Московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ»:

«Проверяющие органы, которые могут повлиять, они, конечно же, чем-то страхуются, у них есть какие-то документы, они не могут просто так взять коммерсанта и посадить в тюрьму. Я имею в виду, что они могут просто его закрыть для предварительного следствия, как это делалось. А потом он уже начинает терять бизнес, начинает терять рынки свои и может этот бизнес отписать, лишь бы только не сесть в тюрьму. Доказать, что это заведомо ложно, что это рейдерский захват, конечно, очень сложно. Я не думаю, что раньше по этой статье возможен приговор. Я, честно говоря, цифры не знаю, но думаю, что не очень много. Может быть, даже единицы. Поэтому инициатива хорошая, может быть нужная. Но сильно она не сработает в этом направлении. Потому что доказать очень сложно. Вы знаете, что сейчас происходит в стране, в госзакупках, в проверках? Правоохранительные органы, они стараются не нарушать закон. Раньше приходили с проверкой, приходило человек 10, забирали компьютеры, и было явно выраженное вымогательство. Или вы платите деньги, или мы начинаем вам мешать работать, можем возбудить уголовное дело. То сейчас закон стараются не нарушать, не приходить с проверкой. Приходит человек, говорит, что есть проверка, пришлите такие-то бумаги. Все стало в рамках процессуального закона. Поэтому закон здесь не сработает. Если люди захотят заняться рейдерством, они подстрахуются. И доказать, что они занимались рейдерством, будет сложно».