Эксперт напоминает: получение компенсации за снос не позволит отстоять свою правоту в суде

«Крупные сетевые арендаторы, безусловно, нашли себе торговые места. Сейчас предприниматели в Москве не испытывают дефицита коммерческих помещений: сам город и частные собственники сдают в аренду помещения. Если же говорить о небольших магазинчиках, ИП, занятых в сфере бытовых услуг, – им пришлось сложнее. Многие из них вынуждены были прекратить свою деятельность, поскольку она была связана с наработанной клиентской базой, и переезд на новый адрес фактически был равносилен прекращению бизнеса», – рассказал порталу Mosopora.ru заместитель руководителя Московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ» Сергей Селивёрстов, комментируя ситуацию со сносом самостроя в Москве.

Напомним, с 1 сентября 2015 года вступили в силу поправки в Гражданский кодекс (ГК), которые дали право московскому правительству сносить здания, признанные самостроем, во внесудебном порядке. В декабре появился список из 104 самовольных построек, подлежащих сносу, и в ночь на 9 февраля 2016 г. московские власти ликвидировали объекты самостроя.

В конце июня правительство Москвы обнародовало новый список из 107 самостроев под снос.

«Всего, по нашим данным, в ходе первой волны самостроя были затронуты интересы более тысячи малых компаний и ИП, являвшихся арендаторами снесенных объектов. В новом списке не столь крупные объекты, а значит и арендаторов там меньше, мы ожидаем, что несколько сотен малых и микро-бизнесов окажутся в затруднительном положении в результате нового сноса», – рассказал Сергей Селивёрстов.

По словам представителя московской «ОПОРЫ РОССИИ», помещения от города можно получить только на аукционной основе, а это большие расходы, непосильные для ИП и микробизнеса, и время, которое так дорого любому предпринимателю.

Добровольный снос и получение компенсации (речь идет именно о компенсации стоимости работ по сносу, а не о компенсации стоимости имущества – это важно понимать) лишает собственника объекта возможности требовать через суд компенсационного места или возмещения стоимости объекта, убытков, понесенных в результате ликвидации объекта, напомнил С. Селивёрстов.