Бизнес за решеткой: новые законы не работают, уголовных дел все больше

После внедрения дифференциации видов мошенничества бизнес-климат в стране не улучшился. Об этом рассказал корреспонденту ИА REGNUM член Совета Московского отделения ОПОРЫ России Алексей Небольсин.

«Общий климат, судя по количеству обращений наших членов — не улучшается, количество дел не уменьшается, как решали вопрос при помощи кувалды, если можно так сказать, так и решают», — подчеркнул он.

Ранее бизнес-омбудсмен Борис Титов заявил о том, что административное давление на бизнес усилилось.

По итогам 2014 года уголовному преследованию за экономические преступления подверглись 192 тыс. человек, что, вместо планируемого сокращения числа уголовных дел, сопоставимо с предыдущими периодами. А за первое полугодие 2015 года число возбуждаемых дел по отдельным статьям и вовсе возросло на 88%. Об этом в своем письме помощнику президента Андрею Белоусову сообщил Б. Титов.

Он подчеркнул, что меры правительства, предпринятые для исключения возможности решения споров посредством уголовного преследования не работают, наоборот, давление на бизнес только усиливается. Напомним, 10 декабря 2012 года вступил в силу федеральный закон от 29.11.2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», дополнивший главу 21 УК РФ «Преступление против собственности» новыми статьями (159−159.6), дифференцирующими ответственность за мошенничество. Однако на практике это норма, которая должна была уменьшить масштабы уголовного преследования в экономической сфере, не сработала. «Совокупное количество возбуждаемых по ст. ст. 159 — 159.6 уголовных дел сопоставимо с количеством уголовных дел, возбуждаемых в предшествующие периоды по ст. 159 УК РФ «Мошенничество», ставшей универсальным инструментом при разрешении гражданско-правового спора уголовно-правовыми методами», — заявил омбудсмен.

Решением проблемы, по мнению Титова, могут стать только комплексные изменения в законодательстве. В частности, необходимо увеличивать сумму ущерба по «экономическим» статьям (которые нужно привести в соответствие с экономическими реалиями и инфляцией), а также освобождать от уголовной ответственности за экономические преступления, если они совершены впервые, а ущерб возмещен. Кроме того, омбудсмен предложил отменить норму о совершении преступления «группой лиц по предварительному сговору», как отягчающее обстоятельство, поскольку в любом бизнесе есть два лица — гендиректор и бухгалтер.

«В корпоративных спорах нечистые на руку «оборотни» грешат возбуждением дел, чтобы потом от них откупились. Ничего не улучшилось, как боялись нечистых на руку сотрудников, так и боятся», – не сомневается Алексей Небольсин.

По его словам, указанные в отчете омбудсмена цифры говорят сами за себя — инициатива правительства «пошла не туда» и снимать ее с контроля, как сейчас многие предлагают, никак нельзя. Также он отметил разумность предложения Титова в части увеличения суммы ущерба и замене уголовного преследования на административное за экономические преступления, совершенные впервые.

По словам представителя ОПОРЫ РОССИИ, сейчас в организации разрабатывают собственный массив предложений по доработке законодательства в части экономических преступлений.

В частности, Алексей Небольсин обратил внимание на инициативу по отмене квалифицирующих признаков «группа лиц по предварительному сговору», «совершенные организованной группой», «с использованием служебного положения».

«С этим не поспоришь, толковать однозначно эту норму нельзя. Тем, кому захочется, скажут: «А вот у вас группа лиц». Ну какой группой лиц? С одной стороны, да, всегда понятно, что главбух ничего не будет делать сам, есть генеральный директор, а есть еще и акционеры. И генеральный директор, главбух, конечно, ничего без ведома акционеров делать не будут, ни на какие, уж тем более рискованные, сделки не пойдут. Здесь есть увязка — акционеры, председатель правления, здесь, да, может быть группа. Но группа лиц из гендиректора и главбуха — это смешно», — считает Алексей Небольсин:

– Конечно, всегда есть вожак, человек — это задумавший. А остальные — это исполнители. Они могут либо просто не знать о замысле, либо лишь подозревать, либо доверяя бесконечно человеку действовать по его указке. А потом они оказываются привлеченными к уголовной ответственности ни за что ни про что. Но, на самом деле, этот вопрос неоднозначен, но, естественно, всех под одну гребенку нельзя, надо разделять», — резюмировал эксперт.