Эксперт: удивительно, что не все бизнесмены наблюдают кризисные явления в бизнесе

Восемь из десяти российских бизнесменов уверены, что в стране наступил экономический кризис. Об этом свидетельствуют данные телефонного опроса фонда «Общественное мнение». Член Совета Московского отделения ОПОРЫ РОССИИ Кирилл Дмитриев обсудил тему с ведущим «Коммерсантъ FM».

Две трети респондентов отметили, что кризис идет во вред отрасли, в которой они работают. Среди занятых в сфере торговли доля таких ответов составляет 70%, в сельском хозяйстве — 44%, а в финансах — 32%. Между тем 16% предпринимателей отметили, что никакого кризиса в стране нет.

— Вы можете согласиться с подобным не очень оптимистичным отношением бизнесменов к ситуации в экономике страны?

— Я абсолютно уверен в том, что кризис у нас существует, более того, он углубляется, и здесь никаких иных трактовок быть не может. Я даже удивлен, что 20% не отметили, что они наблюдают кризисные явления в бизнесе.

— Наверное, они просто смотрят много телевизор. Там рассказывают о том, что, например, санкции — это прекрасная возможность для того, чтобы развивать внутренний рынок, свой бизнес.

— Безусловно, да, вопрос, конечно, каким бизнесом они занимаются. Но, насколько мне известно, и это касается, например, того сектора экономики, которым я занимаюсь, — зообизнес — у нас очень серьезные проблемы имеют и российские производители, и импортеры, и оптовые компании, и розница. Все сегменты рынка испытывают очень серьезные сложности в настоящий момент.

— Какие сферы сейчас более всех страдают от этого экономического кризиса?

— В первую очередь, страдают те отрасли, которые очень сильно зависят от импортного продукта, поскольку качество российского продукта пока оставляет желать лучшего во многих областях. Очень сильно страдает сельское хозяйство, поскольку практика показывает, что до сих пор мы не можем серьезно конкурировать со многими иностранными продуктами. Я здесь не разделяю оптимизм наших властей. В условиях импортозапрещения, в условиях режима санкций и ответных антисанкций можно говорить о том, что становится сильнее востребован российский продукт. Но качество его и количество, ассортимент вызывают очень много нареканий в настоящий момент. Нужно очень много работать для того, чтобы российский продукт смог конкурировать качеством и ценой с различного рода импортными моментами.

Потом очень серьезные проблемы испытывают те сегменты бизнеса, абсолютно разного бизнеса, разных отраслей, которые завязаны на различного рода финансовых ресурсах. В настоящий момент я вижу, получая информацию из разных регионов страны, что малый бизнес фактически отрезан от финансирования, от кредитования, от доступа к финансам, к каким-то финансовым ресурсам. Банки очень неохотно кредитуют малый бизнес, зачастую требуют очень каких-то неоправданно высоких, дорогих залогов и так далее, и так далее. То есть фактически бизнес сейчас отрезан от финансовых ресурсов. Поэтому я думаю, что очень многие отрасли, и очень многие сегменты рынка испытывают большие затруднения.

— Как вам кажется, при помощи господдержки каким-то образом возможно улучшить ситуацию с нашим бизнесом или ее будет очевидно недостаточно?

— Нет, вообще ситуацию в бизнесе, и особенно в малом, можно улучшить только с помощью господдержки. Без того, чтобы государство повернулось лицом к бизнесу, особенно к малому бизнесу, сделать вообще ничего невозможно. Мы с вами знаем, что правительство ставит очень амбициозную задачу — увеличить число занятого трудоспособного населения в малом бизнесе более чем в два раза. Это практически невозможно сделать без каких-то системных структурных изменений, вообще без изменения системы взаимоотношения между государством, властью и бизнесом.

— А отмена контрсанкций не будет расцениваться как та самая господдержка?

— Понимаете, к этому всему надо очень серьезно относиться. В настоящий момент мы с вами видим, что в России появилось, к примеру, очень качественное мясо, и оно действительно набирает популярность на той волне, что многие не могут импортировать из многих стран, мы не можем импортировать мясо, особенно высококачественное. Это и Австралия, и США, и различные страны Евросоюза. Правда, не совсем малый бизнес занимается этим, этим занимается скорее крупный, очень капиталоемкий бизнес. Но если, например, просто отменить антисанкции, то они будут испытывать очень серьезные проблемы, поэтому здесь надо подходить очень взвешенно, очень осторожно. Но мне представляется, что отмена антисанкций — это не главный момент. Надо постепенно выходить из режима санкций и антисанкций.

— Но одним этим не ограничишься, разумеется, это очевидно.

— Конечно, тут более глобальные налоговые, финансовые проблемы, которые нужно решать в первую очередь.