Амнистия иностранного капитала, или почему деньги уходят из России

Закон о налоговой амнистии иностранного капитала, несомненно, необходим, тем более в текущих экономических условиях. Однако не стоит забывать о том, что является основным мотивирующим фактором для вывода за рубеж денежных средств.

Во-первых, это «накопление» капитала за рубежом с целью распоряжаться им там же. В первую очередь это связано с тем, что граждане не видят в РФ той защиты собственности, которая декларируется как постулат в большинстве аффилированных с европейскими юрисдикциях.

Во-вторых, сокрытие конечного бенефициара, который, в соответствии с законодательством РФ, не мог получать такой доход. В частности, речь идет о чиновниках, госслужащих и членах их семей.

Минимизация налогообложения – еще одна причина, при этом стоит отметить, что для компаний и физических лиц, не имеющих бизнеса за рубежом, – это, скорее, следствие вывода прибыли («дивидендной части»), в особенности, потому что граждане не видят в РФ гарантированной защиты собственности. Причина в том, что выведенные денежные средства достаточно недешево «завести» обратно в РФ, таким образом, не имея параллельного или смежного бизнеса за рубежом, выводить денежные средства только для минимизации налогообложения бессмысленно.

Последним главным фактором является использование выведенных денежных средств для инвестирования бизнеса за рубежом, созданного, в том числе для привлечения иностранных инвесторов, с целью попасть в более понятное инвесторам «англосаксонское правовое поле».

Очевидно, что активы, скорее всего, будут возвращать те лица, которые отказались от идеи проживания или развития бизнеса за рубежом, либо те, кто ощущает опасность подпадания его активов под санкции и т.д. И тут есть ряд вполне понятных опасений.

В первую очередь денежные средства выводились в те юрисдикции, которые не выдают сведения о бенефициарах и имеют весьма низкий уровень налогообложения. Однако, согласно проекту закона, декларирование активов в таких юрисдикциях является основанием для проверки Росфинмониторинга.

Также законопроект исключил из «круга амнистируемых» чиновников, госслужащих и членов их семей, которые составляют большую часть лиц, обладающих значительными активами за рубежом. Конечно, это «невключение», скорее, носит демонстрационный характер, нежели экономический, и направлено на создание пресловутого «чувства социальной справедливости».

Еще один формальный повод для проверки – документально подтвержденные сведения или информация, которая позволяет считать, что задекларированные доходы и активы могут быть связаны с совершением преступления по статьям, не подпавшим под амнистию капиталов. Тем, кто знаком с законом об оперативной деятельности, несложно понять, что таким поводом может стать любое сообщение о преступлении некого лица, личность которого никогда не будет раскрыта (по сути, это может сделать и сам оперативник), что может стать основанием для оперативной разработки.

Ну и конечно, упомянутая всеми необходимость синхронизации амнистии с законом о контролируемых иностранных компаниях – это так же один из краеугольных камней.

На мой взгляд, законопроект требует более глубокой проработки (тем более что указания в послании президента позволяют это сделать). В противном случае, боязнь «потерять лицо» и одновременно получить возврат капитала создадут еще один «мертвый закон».